Notice: Constant WP_DEBUG already defined in /home/srv64754/mtm2009.ru/wp-config.php on line 84 За северным сиянием: мотопробег в Заполярье | Мой МотоМир

За северным сиянием: мотопробег в Заполярье

Прошлым летом Анатолий «Лютый», Николай «Пастор» и Валерий «Батюшка» организовали мотопробег «Мотополярник» из Тюмени до Нового Уренгоя. В интернете поднялся шум: «Герои-полярники летом! Вы зимой езжайте!..» Пастор ответил: «Не вопрос!» Как рассказывал потом Лютый, «только ленивый пальцем у виска не крутил: никто не верил, что это возможно».

Пробег приурочили к 100-летию полярной экспедиции Георгия Седова – видимо, потому, что он был такой же авантюрой.

«Только на Север!..» (Г. Седов)

О готовящемся пробеге от Тюмени до Ямбурга мне сообщил Саша «Вард» (интервью с ним читайте в «Мото» №01-2011). Ямбург – заполярный вахтовый поселок на закрытой территории Газпрома, что на берегу Карского моря за Полярным кругом. Попасть туда без спецразрешения нельзя. Поэтому я не отнесся к информации серьезно. И вдруг в начале декабря звонит Валера «Герыч» с вестью, что внес меня в список участников. Что же, отступать поздно, и я начал готовить мотоцикл – BMW GS 800 с коляской. Официально старт пробега планировался в Тюмени. Но мы с Валерой решили проехать весь путь от дома до дома на двух… точнее, трех колесах. Да, авантюра. Но, как говорит Вард, идея-то вкусная!

1 января. Выезжаю из спящей Тулы, написав на коляске «С Новым годом!» Создал, так сказать, праздничное настроение и себе, и окружающим. Доехав до Москвы, заночевал у Валеры. Весь дальнейший путь мы будем неразлучны.

Наша боевая подруга Нина «Ежиха» тоже выразила желание ехать. Но организаторы были категоричны: «Без женщин! Требования слишком жесткие, и создавать специальные условия для дам мы не можем. Да и риск велик – в прошлом году там было минус 52…» Что ж, прокатится с нами до Тюмени, развеется.

Утром мы покинули столицу на двух мотоциклах. Температура -8 °С, дорога сухая. Но чистый асфальт вскоре закончился, повалил снег. У меня начало водить заднее колесо – поставил не ту резину. А у Герыча шипованная, идет отлично. Пришлось сделать остановку в Лакинске, взять у Варда более подходящую резину (шиповать свою негде – 2 января!). Стало немного лучше.

Первая ночевка в Чебоксарах. Оттуда рванули до Набережных Челнов, родного города Валеры. Температура -15 °С, скорость 80–100 км/ч. Снежит. Нина держится бодрячком.

На подъезде к Челябинску у Герыча рвется цепь. Беру его на трос, и мы гордо въезжаем в город под растерянным взглядом гаишника. Около четырех утра остановились перед гостиницей, и Валера послал SMS знакомому, который год назад помогал ему менять… цепь. Перекатываем мотоциклы на другую сторону улицы, поднимаем голову и… этот парень стоит перед нами. Оказалось, он ехал мимо, увидел мотоциклы и решил остановиться. Дежавю! Утром нашли цепь б/у, поставили времянку. А я за это время зашиповал резину.

К вечеру были в Тюмени. На въезде в город нас встречают ребята, провожают в гараж, где уже стоят мотоциклы участников. Смотрим, у Варда обрезана морда коляски. Он начал пространно объяснять про развесовку, аэродинамику и т.п. Народ уши развесил, задумался, кто-то даже вник. И тут Вард признался: два мотоцикла на прицеп не помещались. Вовремя, а то народ начал бы коляски резать.

Валеру уже ждет новая цепь со звездами. Из Челябинска он позвонил в Москву, попросил купить цепь и передать с кем-нибудь в Тюмень. В аэропорту парни обратились к первому стоящему в очереди на посадку. А он в ответ: «Как вы поняли, что у меня друзья-мотоциклисты?» Парни опешили… Ну не знали они в лицо Володю «Босса» Зяблова, который как раз летел в Тюмень, чтобы принять участие в пробеге.

На следующий день на старте 54 участника (еще многим пришлось отказать). «Жив в России дух авантюризма!» – резюмировал Лютый. Всего стартовало 11 мотоциклов и группа машин поддержки. Ехать одной кучей сложно: разные и техника, и темпераменты участников. Поэтому разделились на несколько групп. Организаторы закрепили за каждым мотоциклом техничку с прицепом на случай поломки или адской погоды, чтобы все могли спастись.

Погода шепчет: дорога сухая, температура -8 °С. Ехать одно удовольствие! Жаль, не удалось посмотреть Тобольск – график движения строг.

За несколько дней мы уже попривыкли к зимней дороге, а многие привезли мотоциклы на прицепах и еще не успели вкататься. В одном сложном повороте Ярослава из Москвы вынесло на встречку, и он, чтобы не столкнуться с фурой, взял влево на обочину. Влетел в сугроб, перевернулся. К счастью, сам цел и мотоцикл особо не пострадал. Вытащили, подшаманили – поехал своим ходом.

Первый чек-пойнт через 500 км в маленьком поселке Уват: три дома вдоль, два с половиной поперек. А посреди фантастический «Уват Гранд отель» (он же база биатлонистов). Двухместный номер тут стоит 4 тыс. руб. (но организаторы договорились о хороших скидках на жилье по всему маршруту и с нас взяли половину). Публика и сервис соответствующие. И тут мы! Работники отеля были в шоке. Например, Игорь «Волк» из Москвы потерял баул со всеми вещами (отвязался по дороге), и из одежды у него только экип, что на теле. Надел он в номере халат, тут же угваздал его какой-то рыбой, потом пришел в нем в ресторан, а позже в нем же поехал в поселок на такси за коньяком.

Следующая ночевка в Нефтеюганске, это около 400 км. Местные пугали плохой дорогой, но даже Вард, ехавший на макси-скутере, ничего особенного не заметил. А мы и подавно. Погода мягкая, -8…-10 °С, что на 15 °С выше климатической нормы. По местным меркам почти лето. Хотя такая погода хуже, чем мороз: на дорогу осаждается влага, под колесами чистый лед.

Полярная ночь закончилась за несколько дней до нашего приезда, но полноценный световой день, когда солнце выходит из-за горизонта, – всего пару часов. Впрочем, с 10 утра до 5 вечера света для езды вполне достаточно.

Ребята из клуба «Дорожные Акулы» организовали роскошную встречу. Разместили мотоциклы у себя на базе, заселили кого в гостиницу, кого по домам, потом отвезли в баню, напоили самогоном. Не успели мы разомлеть, как нас снова везут в бар… Носились с нами как с детьми. Утром оказалось, что в гостинице не кормят. Мы с Герычем ночевали у Жени «Пули», супруга которого запекла гуся. Это была сказка!

Впереди 400 км до Ноябрьска. На данном перегоне к нам присоединились ребята из Сургута. Есть такая штука на севере – что-то типа зоны повышенной влажности, в которой значительно холоднее. Едешь как в тумане: земли не видно, а вдалеке вышки торчат с факелами на верхушках. Красиво! Но холодно… Чем дальше от цивилизации, тем меньше трафик. Фуры практически исчезли, попадаются только легковушки и джипы, иногда спецтехника, но редко.

В Ноябрьске нас запустили в большой теплый ангар местной команды эндуристов. На севере все пытаются попасть в поле зрения Газпрома. Если попал, ты в шоколаде. Эндуристам повезло. Нас поселили на призывном пункте. Современные трехэтажные корпуса, роскошные номера, на стенах картины, ковры, в столовой продается пиво… Так и послужить не грех!

Утром собираемся перед ангаром, утепляемся. Сегодня перегон до Нового Уренгоя, 500 км. И тут пролетает парень на «спорте» с шипованной резиной. Курточка типа «Аляска», обычные ботинки, на руках легкие перчатки… А на улице ниже 20! Мы ощущали себя отважными покорителями севера со стальными яйцами, а у парня просто нет машины, поэтому он всю зиму в Заполярье ездит на мотоцикле… Такое здорово сбивает спесь.

«Сейчас начнется бетонка – плиты. Дорога совсем плохая, так что собираемся вместе и идем не спеша», – сказали организаторы. Мы напряглись. В нашем представлении бетонка – плиты с зазором сантиметров в 10, торчащая арматура и все такое. Но когда увидели, что в худшем случае это стыки с перепадом в несколько миллиметров, от сердца отлегло. Некоторое время параллельно дороге идет железнодорожная ветка. Нас нагоняет товарный состав. Наверное, машинист не поверил глазам, но от души погудел, приветствуя нас.

К полудню низко над горизонтом показалось солнце. А с двух сторон от него два ярких столба цветных разводов. Искрятся, переливаются. Может, это и было северное сияние, а может, радуга какая. Но безумно красиво!

У Гены «Балтики» начало «таскать зад». Он остановился, подумав, что спустило колесо. Оказалось, дело не в колесе, отвернулась коляска. Первый раз видел, как под одним мотоциклом лежат пять человек, да еще и на морозе!

За 70 км до Уренгоя остановились на заправке. Подъезжает местный на внедорожнике и настойчиво предлагает проводить. «Но мы едем 80 км/ч, не больше!» «Хорошо! – отвечает. – Быстрее не поеду». И не обманул – со скоростью 40 км/ч мы дотащились до города.

Мир тесен, а дорога полна сюрпризов. На той же заправке Вард встретил Сергея «Батона» из нижегородских «Ночных Волков», который работает тут на вахте. «Вы как это?.. Здесь? На мотоциклах?!. Офигеть!.. Я, конечно, знал, что вы долбанутые, но не настолько же!..» Вард смеялся позднее: «Надо было видеть его глаза!»

На въезде в Уренгой нас встречал Анатолий «Лютый». Вдоль дороги ряд «Паджер», и каждому приехавшему выделялся сопровождающий. Мотоциклам отвели место в гигантском ангаре, где ремонтируют тралы и другую спецтехнику. Они в нем просто растворились. Туда же загнали машины сопровождения. Местные работяги угостили пивом и вкуснейшей рыбой. Перед гостиницей к нам подошли два парня: «Вам тут Анатолий приготовил перекусить. Забирайте!» Мы думали, что-то типа чая с бутербродами, а они вынимают из УАЗика 50-литровый армейский термос с шулюмом из половины оленя, зелень и другую снедь, а также пятилитровую бутыль виски.

Жилье по прейскуранту – 1500 руб. с носа, но с нас взяли по 500. Утром отправились на завтрак, а навстречу первые поевшие с вытянутыми лицами: «1200 руб. на троих за яичницу с кофе – это перебор!» Решили проверить. «А почем у вас позавтракать?» «Да вы садитесь, ешьте. Потом оплатите». Мы все же попросили меню. Бутерброд с сыром – 72 руб.! Серега «Пан» спрашивает: «А откуда берется такая цена?!» «Как откуда? – вопрошает официантка. – Хлеб – 4 руб. Масло… Сыр… Эээ… Да, как раз 72 руб.!» Интересная арифметика! Такие вот цены на Крайнем Севере. Везде и на все. На территории Газпрома случайных людей нет. Вахтовщики, спортсмены, командировочные… За всех платят организации, но мы-то едем за свои. Поэтому плотно закупились всякой быстрорастворимой снедью. А в ангаре нас уже ждет телевидение, репортеры, журналисты и фотографы – толпа! Ощутили себя звездами.

После Уренгоя начинается закрытая зона Газпрома. Въезд только по пропускам. Проскочить, может, и получится, но перед Ямбургом точно развернут. Там все жестко: охрана, полиция. А это 300 км в одну сторону. Именно отсюда начинается настоящая тундра. Именно здесь приходит ощущение другой реальности. Картины сюрреалистичные – из снежной глади вылезают трубы и вновь скрываются в ней, на горизонте темнеют силуэты вышек, по краям дороги занесенные снегом подстанции и линии ЛЭП, исчезающие в снежной дымке.

«Случилось самое страшное – все, кто собирался ехать, выезжают… Страшный сон оказался явью. Господи, помоги нам!» (Вард)

«Всегда восхищался своим умением вляпаться во все мыслимые задницы… Зато список тех, кого Пастор, Батюшка и Лютый смогли уговорить, обещает, что поездка будет нескучной, нетрезвой и без баб!» (Вард)

«Что такое Нюдямонтопоепоко-Яха? Оказалось, название реки, на берегу которой 30 лет назад построили Ямбург». (Вард)

«Хорошо, что есть друзья, а у них всегда найдутся дурацкие идеи». (Вард)

Вскоре увидели стелу «Полярный круг». Мороз реальный, минус 28. Начался боковой ветер, через дорогу несется поземка, завихряясь за мотоциклами. Дальше, даже в Ямбурге, заправок нет, потому что нет людей, кто заправлялся бы за деньги. Даже обычная машина тут редкость, в основном КамАЗы-вахтовки и другая спецтехника. Поэтому Лютый организовал заправку в пути, пригнал… огромный бензовоз! Заправились с трудом: диаметр пистолета шире, чем горловины наших баков. «Лось» («Аль-каш» из Самары), работающий на вахте, с вышки увидел бензовоз, к которому подъезжают мотоциклы. Протер глаза – не глюк. «Ну, раз уж сюда заехали мотоциклы, – решил он, – значит, наши должны быть точно!» Приехал поздороваться. Мир действительно тесен!

И вот конечная точка нашего пробега – Ямбург. Перед поселком железная стелла с птичкой, которую я видел только на фото, понимая, насколько она далека и недостижима. И вот мы перед ней! Ни с чем не сравнимые ощущения. Решив сфотографироваться, Вард снял перчатки, облокотился рукой о стелу и… примерз. Пришлось отдирать. Пока все собрались, стемнело. Красиво прокатившись колонной по ночному поселку, выехали на берег Карского моря. Остановились, вышли на лед, простирающийся до горизонта, окропили лед желтеньким… Мы доехали! У нас получилось!

Потом отправились в храм. В Ямбурге находится самый северный каменный храм на территории России – Иоанна Богослова. Отец Дмитрий из Пензы (батюшка-байкер из объединения Al-Kashi) написал икону, которую мы привезли в дар. Батюшка ждал, пригласил всех внутрь. Олег, передавая икону, сказал: «Мы здесь представляем не только разные города, но и разные конфессии. Но нас объединяет одно – мы пытаемся быть сильными духом. А ваша стезя – укреплять и наставлять дух идти по правильному пути. Мы передаем вам икону, написанную пензенскими мастерами. И каждый участник экспедиции вложил в нее часть своей души».

Мотоциклы распихали по ремонтным мастерским, а нас заселили в гостиницу, самую дорогую за весь маршрут – 2700 руб. с человека (и это со скидками!). Зато поразила дешевизна в столовой даже по сравнению с магазинными ценами: 200 руб. за полноценный ужин.

Из Ямбурга до Уренгоя все, кроме сломавшихся, доехали своим ходом. Я думал, следующий день будет посвящен отдыху (читай – пьянке). Но нет! На тралах привезли два огромных гусеничных вездехода «ТМ» («транспортный малый»). Интересно, какой же тогда большой?!. Шесть человек садятся в кабину, остальные в кузов. Думаем, сейчас потихонечку поедем. А он как дал жару через овраги и прикопанные трубы! Вверх-вниз, вверх-вниз. Мы за сиденья держимся, перед ветровым стеклом то небо, то снег. Парни в кузове – как шарики в спортлото. И вот, перевалив очередной подъем, водитель остановился, переключил что-то рычагом и молвил: «Все. Асфальта дальше не будет…»

Привезли нас на ненецкое стойбище оленеводов. Стадо – 2 тыс. голов. И если коров на пастбище гонит пастух, то олени идут куда хотят, а ненцы-пастухи кочуют за ними, перемещая свои чумы каждые несколько дней. Низенькая ненка Зина рассказала, что чум собирается за 2–3 часа из войлока и оленьих шкур. В чуме тепло, топится он буржуйкой и бензогенератором. Рядом маленький чум для собак. Кто-то, видимо, начитавшись книг про Чингачгука, спросил: «А как вы лечитесь? Печенью оленей?..» «Зачем печенью? Таблетки есть, – отвечает Зина. – Садишься на «Буран», и через четыре часа поселок. На иностранном и за три доехать можно». А нам порой за хлебом выйти лень…

Любая поездка – дорога не только туда, но и обратно. Пришла пора возвращаться. Из Уренгоя все начали разъезжаться. Мы выехали последними. Халява закончилась: мороз усилился, и с мотоциклами начались проблемки. Под Сургутом включил электроподогрев на всем экипе. Еду, а совесть гложет: как там Герыч?.. Предложил ему часть вещей, но он отказался. В итоге эти девайсы высосали аккумулятор, и я их отключил. Совесть успокоилась: мы в равных условиях. Под вечер у Герыча спустило колесо и сорвало покрышку с обода. По совету водителя фуры с помощью бензина и компрессора удалось поставить ее на место. Напрыгались, вспотели, замерзли – пришлось заночевать в Сургуте. Под Уватом у меня из движка начало давить масло. Оказалось, замерз сапун. А в Тюмени мы наконец прочувствовали север! Первый раз, сняв амуницию, оделись в куртки и джинсы. И когда Саша «Цветочник», у которого мы остановились, повез нас за покупками, страшно задубели, пробежав 100 м от машины до магазина.

Вроде едем на юг, а температура падает. Под Курганом -33 °С. Доехали до городка Сатка (Челябинская обл.) и заночевали у Андрея «Ледона», который живет в однокомнатной квартире с женой и ребенком. Заходим, а у него ночуют Агата «Нанс» и Алексей, едущие на «Иже» из Омска в Рязань. И тут еще нас двое! Мир тесен, но как-то неудобно перед хозяином… Они рассказали нам про альтернативу М5 – хорошую и очень красивую дорогу через Уральские горы.

В последние несколько дней пути я ловил абсолютный кайф. Есть такой физический термин – «термодинамическое равновесие». Видимо, я его достиг, мне было тепло и спокойно. После туманов, морозов и обледенелых дорог Крайнего Севера тут солнце, минус 15, сухой асфальт. Еду как летом, в удовольствие.

Заехали в Тольятти, на «Сноу Догс». Пообщались, повеселились, отдохнули. Я забрал приз за самый дальний пробег, к тому времени было пройдено уже свыше 8 тыс. км.

Под Пензой, за 600 км от дома, у Валеры застучал двигатель… Взял его на буксир, потихоньку дотащил до Пензы. Герыч не подавал вида, но я видел, что он очень расстроен – не дотянул такую малость. Что поделаешь, бывает! Благо не там, не в Заполярье.

Ну вот я и дома. На одометре 9030 км. Все остальные тоже вернулись живыми и здоровыми. Мы ожидали больших трудностей и готовились к ним, а все прошло относительно легко… насколько это вообще возможно для зимней езды на мотоцикле, да еще по Заполярью. Думаю, что нам повезло. И с погодой, и с техникой, и с организаторами. Последним – честь и хвала! Умудриться четко организовать толпу взрослых самодостаточных личностей – это искусство. Хочу отдать должное и тем, кто ехал на техничках, обеспечивая нам все условия. Им было не легче нашего, разве что не холодно. Но мы едем в своем режиме, а они к нам привязаны и за нас отвечают. И весь нервяк на них. В итоге слава нам, а геморрой им. Спасибо, парни!

Зачем мне это было надо? Отвечу словами Олега: «Когда затеваются такие пробеги, где можно испытать себя и побывать на мотоцикле там, где не был еще никто, я всегда готов участвовать! Кроме того, интересные места и хорошая компания. Что еще надо человеку, чтобы хорошо отдохнуть?..»

Отдельная благодарность Союзу ветеранов ВЧК-КГБ-ФСБ за помощь в организации пробега.

Дополнительная информация по этой теме:

Комментарии закрыты.